Логотип
Версия для слабовидящих
Подписаться на новостную рассылку
Подписаться
Рассылка для директоров и предпринимателей
Раз в неделю рассылаем экспертные статьи об управлении деньгами, людьми и собой.
Подпишись, чтобы быть в курсе:

Ветеран Александра Кокорина. Живица - для Победы!

В свои 94 года Александра Васильевна – на загляденье активный и жизнерадостный человек. Рядом с нею праправнучка Ариша, заводная и очень добрая девочка. И думаешь: то ли малышка у прапрабабушки учится трудолюбию, то ли Александра Васильевна заряжается детской энергией. Бабушка легко делает зарядку с приседаниями, наклонами до самого пола и подъемами по лестничным пролетам. 

На традиционный вопрос о секретах долголетия ответ - ее история жизни, в которой военное детство, тяжелая работа после войны и забота о большой семье, где росли четверо своих детей и двое приемных сирот погибших родственников.

«Папу взяли на фронт в 1941-м, мы остались с мамой. Нас было четверо, брат и сестра умерли во время войны. Я - старшая, в 14 лет пошла на работу в Химлесхоз. Это было в деревне Тауш Некрасовского сельского совета Юргинского района. Меня приняли в Химлесхоз вздымщиком», - вспоминает военное детство Александра Васильевна и толково объясняет мне, что за профессия такая - вздымщик. - Вздымщиками работали до войны мужчины, а в Великую Отечественную, когда все ушли на фронт, вздымщиками брали девчонок 13-14 лет. Эта трудная работа на подсочке (периодическое нанесение специальных резов на ствол дерева для получения живицы хвойных пород, - авт.)». 

Один вздымщик, применяя специальный инструмент — хак — обслуживал несколько тысяч деревьев. Вздымщик размечает карры — места на стволе для добычи смолы, «подрумянивает» их, очищая от верхнего слоя коры, наносит разрезы-желобки и устанавливает оборудование для сбора смолы. 

«Хаком пройдешь с обеих сторон, и живица сбегает в желобок и в воронку 200 мл или 400 мл. Все лето так: через 2-3 дня опять вздымкуешь. За 2 вздымки – если хорошая сосна – стахановкой называли – 400 гр чистой живицы можно было получить. 

Хак – это инструмент в виде крючка, прикрепленного на палку двухметровой длины. Наточишь крючок так, что можно бриться. Точили сами. Если зарубинку сделаешь на шве у сосны – мастер заругает. Так живица не пойдет», - продолжает повествование о тонкостях дела добычи живицы ветеран Кокорина. 

Всю войну каждое лето уходили в лес на добычу живицы деревенские девчонки. Жили в бараках, питались дарами леса – грибами да ягодами, травой всякой. Но работниц снабжали и продуктами по карточкам: давали по 600 гр хлеба, если перевыполнишь план – еще 200 гр., сахару по 500 гр. – на месяц и пол-литра керосина для очистки от смолы. Александру мама в лес снарядила вместе с коровой. За коровой надо было ухаживать, кормить, доить и собирать молоко или масло для фронта. А то, что оставалось от кормилицы, сыворотку, пенки от топленого масла, ели сами девочки. 

По 8 бочек живицы за сезон отправляли на фронт. Во время Великой Отечественной войны, при остром дефиците медикаментов, живица принесла неоценимую помощь военным хирургам, в сибирских госпиталях ею обрабатывали глубокие пулевые ранения. Самые тяжелые и застарелые повреждения тканей, вплоть до гангрены, лечились живицей. При переломах живицей смазывали место травмы — и кость быстрее срасталась. 

Александра Васильевна продолжает свой рассказ: «Отец в 1942 году в разведку пошел и не вернулся, без вести пропал. Дядя Павел служил в офицерском звании и тоже погиб. Дядя Трофим бондарем был, его взяли последним на фронт, тоже погиб.
Замуж я вышла за Петра Павловича Кокорина в Омутинский район, когда он по ранению вернулся в родное село. У него рука была ранена, а когда зажила, он опять ушел на фронт, я осталась у свекрови. 

Муж служил на Курской дуге. У него осколки были в легких после ранения, постоянно шла кровь из носа. Так и унес с собой эти осколки, оперировать нельзя было. После войны он работал бригадиром в колхозе, а я на покосе готовила кушать работникам. Детей у нас родилось 6, но 2 умерли. Четверых вырастили, теперь есть и внуки, и правнуки и праправнучка, вот, Ариша».

К бабушке Александре часто наведываются внуки и правнуки. Любит она свое небольшое, но шумное семейство. Все хорошо, но с грустью вспоминает старую квартиру (в октябре прошлого года семья получила новую трехкомнатную квартиру) в поселке Боровский, где во дворе была своя банька и огород. Александре Васильевне годы - не помеха, она и на грядках все посадит, и за кустами смородины и малины ухаживает с охотой. На здоровье не жалуется, говорит, что главное для хорошего самочувствия в любом возрасте – это движение. А еще добавляет, что в семье никто не пьет и не курит, она и живет спокойно и в радости.

Автор: Наталья Тимофеева

 


Оставить комментарий

Авторизация