Логотип

Кравченко Зинаида Александровна

22 июня началась война, а 25 июня мне исполнилось 14 лет, я еще училась в поселковой школе в Белоярском районе, Свердловской области.

Двух старших братьев забрали на фронт, в начале войны они попали в плен, но им удалось сбежать и стать партизанами. Дошли до Берлина, вернулись живыми.

Когда не учились в школе, то работали в колхозе, помогали на железной дороге. Время было очень голодное, один раз чуть с голоду не умерла. Месяц во рту не было ни единой хлебной крошки, ели кору, травы, ядовитый борщевик делали лепешки из клевера,– один раз сильно отравилась.

В Свердловске сначала поступила в Химико-технологический техникум, но не было мест в общежитии, снимать комнату денег не было. Поэтому перевелась в медицинское училище, к своим подружкам, там оплачивали жилье. В соседней комнате жили бандиты в розыске, из соседней деревни. Двое мужчин дезертировали из армии и стали грабить колхозы, маслозаводы, склады. Они наносили большой урон области, но они нас девочек так запугали, говорили, что если мы их сдадим, убьют наших родных. Ходили на рынок покупали им хлеб и продукты. Один раз они нас обворовали, хотя из ценностей у нас студентов была только гитара. В конце концов, на них устроили облаву, окружили наш домик и всех арестовали. Долго боялись, что нас примут за сообщников, но нас не тронули, даже на допросы не вызывали.

Летом увозили работать в колхозы, спали, где придется, завшивленность потом была сильная. Убирали рожь, пшеницу, вязали солому.
День Победы я хорошо запомнила, на Уралмаше стояла танковая дивизия, около них собралась целая толпа, все целовались, обнимались. Тогда я испытала самое большое ощущение радости в жизни.

Летом 1945 года у нас был выпускной, всей группой мы хотели, чтобы нас распределили по деревням, работать фельдшерами и акушерками. Но пришел приказ всех нас оставить в Свердловске. Только закончилась война, все эвакуированные на восток стали массово возвращаться через наш город случилась вспышка сыпного тифа. В течение 6 дней мы молоденькие студенты в экстренном режиме организовали инфекционную больницу на 400 коек. Носили на себе матрасы, посуду, дрова, белье. По распределению я попала в приёмные покои, большинство больных привозили сразу с вокзала, но уже случаи были и городских. Медицинский персонал очень берегли, всю свою одежду заставляли снимать и выдавали чистый комплект специальной формы на завязочках. Общими усилиями сыпной тиф удалось победить, не доводя до эпидемии. Вскоре наше отделение расширили и к нам стали поступать с дизентерией, брюшным тифом и туберкулезом.

Сразу после войны в магазинах было все: крупы, консервы, хлеб.

В 1954 году мужа-геолога перевели в Тюмень и меня вместе с ним. Устроилась в поликлинику облздравотдела, которую потом переименовали в Госпиталь ветеранов войн. Так там и проработала до пенсии. Одного года до 40 лет не дотянула – с внуком нужно было сидеть.
 


Оставить комментарий


Новости

Авторизация