Логотип
Версия для слабовидящих
Подписаться на новостную рассылку
Подписаться
Рассылка для директоров и предпринимателей
Раз в неделю рассылаем экспертные статьи об управлении деньгами, людьми и собой.
Подпишись, чтобы быть в курсе:

Сафронова Надежда Владимировна

В 1942 году, мне было 17 лет, только закончила школу и сразу пошла в военкомат: «Возьмите меня на фронт!» Тогда патриотизм был сильно развит. Мои сверстники Родину защищают, а я чем хуже? Посмотрели мой аттестат: «Девочка, с таким аттестатом надо дальше учиться». Училась я на «отлично», только по геометрии «четверка» – теоремы никак не давались. Поступила в Омский медицинский институт на лечебный факультет. Общежитие не отапливалось, по хлебной карточке давали мизерную норму. Проучилась всего один семестр пришло «спасительное» письмо от матери: в Тюмень эвакуировали Кубанский мединститут. Второй семестр жила уже с родителями, но все равно время было тяжелое. В 1943 году Краснодар освободили, было решено переводить институт обратно. Выделили целый громадный состав из 10 вагонов. Тюменцев поехало 70 человек, но закончили институт только 35. Вагоны были товарные, с круглой печкой по середине. Спичек не было, поэтому дежурили у огня по очереди. Из еды была только картошка, и то собранная с трудом.
Дорога была долгая, ехали почти месяц. В Сталинграде остановились на дозаправку, нам объявили: «Стоять будем двое суток, можете сходить в город». Виды разбомбленного города, выщербленного пулями и снарядами асфальта, руины домов свидетельствовали об ожесточенных боях. Все это произвело неизгладимое впечатление на нас сибиряков, далеких от военных действий. Некогда крупный город был полностью разрушен. Но еще больше потрясло зрелище на рынке: безрукие, безногие, изуродованные калеки торговали соленой, копчёной, свежей рыбой, пойманной в Волге. Кто не хотел быть обузой, а у кого вся родня погибла. Что им еще было делать?! Жили они загородом в землянках, заливали свое горе алкоголем, единственное занятие – ловля рыбы.
Наконец добрались до Краснодара. Сразу на вокзале бросились в глаза фашистские виселицы с бирками «Я – коммунист», «Я – комсомолец», «Я – партизан». Студенческое общежитие оказалось занято инвалидами. Поэтому нас расселили по семьям.

С утра лекции, днем стажировка в хирургической клинике, а вечерами 3 раза в неделю дежурства у постели больных в госпитале. До сих пор удивляюсь, как в годы войны удавалось содержать белые халаты в такой чистоте – мыло то было на вес золота.

Помимо прочего, в обязанности студентов входила переноска трупов из палат в подвал. Умирало много – весь подвал был заполнен доверху. Никто за ними не приезжал.

Два или три раза на Краснодар был авианалет. У хозяев квартиры была овчарка, я заметила, что за несколько минут до бомбежки, она чувствовала опасность и пряталась под кровать. Там мы вместе с ней пережидали ужасные минуты.

Учиться было тяжело – голодали жутко, а объем информации был большой. Единственное спасение - кубанские семечки. Жарили прямо на улице, тут же продавали, стоили копейки. Профессора, студенты, партийные работники, все – щелкали семечки. На тротуарах, конечно, повсюду была шелуха.
Раз в неделю сдавали кровь или меняли пайки хлеба на билеты в театр, оперетту, кино – молодость ведь один раз в жизни бывает.

В 4 часа утра 9 мая 1945 года нас разбудили крики на улице, когда мы вышли увидели море танцующих пар. Люди танцевали, радовались, смеялись, но в основном люди плакали навзрыд.

В 1947 году закончила обучение, стала врачом общей практики. Скажу честно, не все пережили голодные времена. После обучения полагалось отработать пять лет в сельской местности. Меня распределили в деревню Плеханово, Ярковского района, Тюменской области заведовать маленькой сельской участковой больницой на 25 коек. Лекарств было не много, в избытке лишь пихтовое масло, а тут еще эпидемия туляремии. В Кубанском мединституте о таком заболевании нам ничего не говорили. Заболевшие в тяжелом состоянии: температура под 40, воспалённые лимфоузлы, надо было срочно спасать людей. Связь с Тюменью была только раз в месяц по рации, но среагировали быстро – прислали ящик с вакциной. Сделала всем прививки – ситуация стабилизировалась.

Однажды после приезда проверяющей комиссии меня перевели в Тюмень заведовать райздравотделом. Потом получила специализацию на отоларинголога и 15 лет работала ЛОРом в городской больнице №1. Затем 25 лет в спецполиклинике (Госпиталь ветеранов ВОВ).

 


Оставить комментарий


Новости

Авторизация